ВОЛЬНЫЕ ПЕРЕВОДЫ ИЗ АНРИ ЗЕРО (Михеев Н.И.)

Нелепая привязанность к словам
Ты акварели предпочел эмаль
Не обняться со своей любимой,
В Париже дождь
Привычно мне (а ты совсем не знаешь!)
Единороги ваших снов
Лишь на пасмурном рассвете
Холодными и влажными губами
Все небо стекло
Адажио живота, бедра,
В сентябре или в Париже,
Мне кажется, я не умру никогда.
Меня преследует женщина, женщина без лица,
Синтаксис ласки твоей
Яблоки ягодиц на простыню
Я трогал губами твои соски,
Когда я целую твои лепестки,
Ты смеешься! Ты смеешься!
Твоих сосков задумчивая нежность,
Она спросила: – Ты бывал на пляс Пигаль?

* * *


1.

Нелепая привязанность к словам
Пережила стареющие чувства.
Сизифов камень катит голова
На горку с гордой вывеской «искусство».
Минуту постояв на высоте
И, подавить досаду не умея,
Съязвить себе: «Ты этого хотел?»,
И сбросить камень, сердцем каменея.

25.06.99

2

Ты акварели предпочел эмаль
И принимаешь слов любых сближенья,
А эта грусть – не от игры ума ль,
Сменившего сердечное свеченье?
Не оттого ль, что миру ты не свой,
Не свойственный его живым движеньям,
Овчинкой не сверкает золотой
Вдали – своей судьбы опереженье?
Как будто воздух не насытил грудь,
И легкие в невольном напряженье
Его сильней пытаются вдохнуть,
Но вновь не происходит насыщенья –
И лишь послушных слов струится ртуть
В смещеньи полюсов и их смешенье.

07.06.99

3

Не обняться со своей любимой,
Не укрыться от погони лет.
Жажда красоты неутолима,
Но коварен красоты секрет.
Лунный морок, я твой соглядатай,
Твой преуспевающий Видок,
У твоих замысловатых статуй
Не бежит по жилам звонкий ток.
Всюду под ногой хрустят осколки
Слов разбитых, выстуженных фраз.
Как сорняк в предчувствии прополки,
Кто-то лишний не поднимет глаз.
Только то, с чем сердце ждало встречи,
Поднимало душу в трудный путь...
Не обнять любимую за плечи,
От погони лет не ускользнуть.

03.02.01

4

В Париже дождь
а Lйon P.
В Париже дождь. Через стекло кафе
Тебе видны прохожие с зонтами.
(Я помню, что твой заработок тощ.
Ты плаваешь планктоном меж китами,

И переварен был уже не раз.
Да, ты — навоз, но не провинциальный).
О, этих капель джазовый экстаз,
Влекущий не в глаза, а сразу в спальни.

(Я помню, что ее зовут Люси.
Она мила, смешлива, белокура.
На простынях — все, что ни попроси.
А в остальном, как ты и любишь, дура).

В Париже дождь. И франков ровно столько,
Чтобы тянуть абсент за темной стойкой.

21.03.01

5

Привычно мне (а ты совсем не знаешь!)
Бродить по скользким улицам Клиши.
Любовь моя, ты в небе обитаешь,
Не посещая наши этажи.

Я много лет дышал не кислородом,
А небом обитанья твоего.
Я облачным к тебе добраться бродом
Хотел не раз, но не нашел его.

Глаза мои землею заполнялись,
Как осязанье — бедрами гетер.
О, не забота зеркала анализ —
Нет разницы: бюстгальтер, адюльтер.

И мир в своем безумном постоянстве,
Внушает мне, что мы всегда одни.
Лишь где-то там, в покинутом пространстве,
Где с неба кожа содрана — саднит...

21, 23.03.01

6

Единороги ваших снов
Не забредают в наши чащи,
Здесь бой идет гораздо чаще
На жестком остове основ.

И в майи мареве одни
Минуты ползают ужами,
А вечер прелестью ужалит —
И ночь саднит.

Да, ночь утратами саднит,
Но растворяется в цунами
Снов, что овладевают нами,
Сводя весь опыт в неолит.

...Когда к концу подходят зимы,
От снега выступит слеза,
И тьме души невыносимо
Давленье света на глаза.

23.01.01, 23.03.01

7

Лишь на пасмурном рассвете
Все погаснут этажи.
Почему мне пальцы эти
Так не нравятся, скажи?
Этих влажных ног касанье,
И за лесом — поезда...
Гаснет вздох в моем стакане,
Как поникшая звезда.
Пьяных праздников отрыжка,
Дымно-белый твой живот,
Туч тяжелая одышка... –
В них ли молния живет?
Для чего мне –
эти губы?..

19.08.00, 05.06.01

8

Холодными и влажными губами
Ты так легко моих коснулась губ...
Эксперименты времени над нами
Не кончились. Но вывод сух и скуп.
Ищу тебя в пустыне топкой ночи,
Ищу, скользя пологим склоном дня.
Пусть вывод неопровержимо точен,
Ищу тебя, от выводов храня.
Я тенью стал незримости твоей,
Отброшенной на время и пространство,
В которых лишь твое непостоянство
Является источником путей.

18.06.01

9

Все небо стекло
В затон забытья –
За темным стеклом
В истоме литья,
Где лжи лабиринт
И логик излом,
И бинт –
тверд как винт –
На шее узлом.
Все прошлое — там,
Спешащее — в ноль,
И вместе — не нам,
И море — лишь соль.

21.06.01

10

Адажио живота, бедра,
Аллегро груди и рук,
Сердца прозрачный стук,
Красного зов костра,
Страстные прикосновенья,
Прошлого страшный хруст...
...Солнышко стихотворенья
Над утренним садом чувств.
Как ветер штору над ложем,
Меня поднимает ввысь
Простая и странная мысль:
Ты так на нее похожа,
Как ласка — на эту кожу,
Как прошлая ночь — на Жизнь.

20.06.01

11

В сентябре или в Париже,
Или в комнате ночной —
Ну, фантазия, пари же! —
Мне в лицо пахнет весной.
Эти губы, эта грива,
Сердце стукнет сразу: ты!
Лет следы. Еще красива.
Несравнимой красоты.
И скажу я этой ночи,
Сене, осени, тебе...!
...Нет, лишь станет день короче
С серой птицей на трубе

13.07.01

12

Мне кажется, я не умру никогда.
Я умер — и смерти своей не заметил,
Когда равнодушная Леты вода
Тебя из судьбы моей вынесла в нети.
Теперь я уже не умру никогда,
Ведь нет меня больше на пламенном свете.
А строчки? — давно отпустила звезда
Лучи, чтобы в вас умереть им.

13.07.01

13. Лютеция

Меня преследует женщина, женщина без лица,
Чье тело – касанье шелка, чьи губы – страсти ожог.
Ты пепельницу разбила, ушла на балкон в сердцах,
Стрекозка на фоне ночи, ревнуй – если видишь прок –
К простору, огням и крышам, к волшебному сну небес...
И я ревновал, но тайно! – учившуюся у птиц...
...Вернись же, смахни ресницами с груди моей боли пресс…
Лютеция тоже женщина, женщина без границ.

22.07.01

14

Синтаксис ласки твоей
Мной не изучен пока.
Знаю из азбуки всей —
Вкус твоего языка,
Запах подмышек, ног,
Розовый бред ягодиц...
Пред наготой твоей мог
Пасть даже Яго ниц;
Мавр бы не смог душить
Нежной жены такой...
Кто из меня глядит
В звезды твоей груди,
Как в небосвод души,
Слез не смахнув рукой?..

22.07.01

15

Яблоки ягодиц на простыню
Розовый свет расточали.
Сон твой и волосы – роздымь ню
Нотою си звучали.
Я целовал тебя, словно крал,
Но не губами — взглядом...
Как я дышал тобой! Как дышал
Женщиной-садом!..

22.07.01

16

Шарлю Азнавуру
Я трогал губами твои соски,
И старый пел шансонье
О том, что мы будем с тобой близки,
Находясь и за тысячу тысяч лье.
В кармашке у сердца спит телефон.
Ни я не звоню, ни ты.
Но музыка — наша со всех сторон,
На клумбах — наши цветы.
И вижу я, мимо витрин идя:
Там платья висят твои
И звезды слезящиеся глядят
В глаза мне твоим «Уи».
Каждая, каждая шепчет звезда
Твое бесконечно-нежное «Да».

05.11.01

17

Когда я целую твои лепестки,
Как будто в минуту уходит столетье,
Вместившую память о солнечном лете,
В котором мы были впервые близки,
Вместившую блеск твоих глаз и слова
О том, что ты слышишь — в биенье под кожей
Моей. — О, губами я чувствую — то же,
Едва прикасаясь, целуя едва.
И кожа влажнеет, и ласки — нежнее,
Но губы, опять возвращаясь к губам,
Сливаются так, будто дела важнее
Людьми не творилось, не снилось богам.
О да, и Вселенная ночью бледнеет,
Ведь кожи твоей золотые пески
Сияют — луны и созвездий сильнее,
И ждут, и трепещут твои лепестки...

08-09.12.01

18

Ты смеешься! Ты смеешься!
Что смешит тебя на ложе?
Это счастье с ливнем схоже:
Ты как дождь июньский льешься,
Весь пронизанный сверканьем
И теплом шального лета.
В поцелуи лишь одета,
Ты гордишься одеяньем!
Это платье новым будет
Каждой ночью, утром каждым,
Но и полдень не остудит
Нашей жадности и жажды.
Ускользай и льни, и вейся,
Замирай, и... смейся! смейся!

Ночь 23-24.12.01

19

Твоих сосков задумчивая нежность,
Когда ты тихо смотришь за окно;
Пронзительная хрупкость и нездешность:
И влажных губ весеннее вино;
И бедра — обнимают, как целуют, —
И мотыльковые касанья рук
Меня вминают в эту жизнь земную
С печальной неизбежностью разлук.
Боюсь шепнуть: еще останься рядом,
Еще не миру — мне принадлежи!..
Так сон счастливый провожают взглядом
За утренние рубежи...

Ночь — утро 23-24.12.01

20

Она спросила: – Ты бывал на пляс Пигаль?
Я ей ответил: – Да. Неоднократно.
И уходил пустой – за тишиною.
Она спросила: – Много там красивых?
Ты был не только зрителем, конечно.
(Так ласково сказала, без укора).
– Красивых тел? Там не о ком заплакать.
Когда ты лбом уткнешься мне в плечо,
И я тихонько глажу твой затылок,
Я знаю, что живу. Что жизнь моя не грёза.
Она спросила: – Завтра будет завтра?
Я ей ответил: – Знает только Бог...
Но после паузы в ее сердечном ритме
Она сказала: – Нет.
Я тоже знаю.

26.12.01